Татьяна Друбич

Роковая Женщина Советского Кино

Спасатель

«Виленька» в глазах окружающих бестолковый повеса, не имеющий достойного образования и целеустремлённости — да и цели у него, кажется, нет. То, как Василий Мищенко справляется с его образом, с его неконтролируемыми изменениями настроений, словно его герой сам влезает в чужую шкуру, просто поражает: вот он улыбается презрительно и буквально колет глазами своего собеседника, и больше похож на осклабившуюся дворнягу, чем на человека злого и одинокого, а позже он словно сбрасывает с себя шкуру зверя и готов идти и в огонь, и в воду. Виля может рассказать сказку о любви полузнакомой девушке, правдоподобно запинаясь, и чуть позже влюбится — внезапно, с головой погрузившись в это чувство.

За свою недолгую карьеру спасателя Виля кроме Аси ещё никого не спасал. Она первая и единственная, кого он спас. Казалось бы, как мало… Но с этого спасения для Вили начинается спасение его собственной души. Этот небольшой подвиг раскрывает его глаза на мир вокруг.

Сергей Соловьёв обладает талантом, умением прочувствовать душевное состояние героев и с великолепным изяществом передать его, погрузить зрителя в его глубины, обращая всё его внимание на внутренний мир своего персонажа и помогая понять его переживания и волнения. Так, например, Ася нередко вспоминает один момент: она и Лариков стоят в сени дерева, прячутся от дождя. Этот случай не покидает её, мерещится ночами: в прицеле кинокамеры Павла Лебешева, одного из первокласснейших советских операторов, это воспоминание пропитано оранжеватой туманной пеленой, сквозь который постепенно проступает цвет, зашелестят пожелтевшие листья под каплями дождя, зальёт этот городок, а после от земли поднимется туман, плотно кутая старый притихший городок. И среди этой волшебной красоты — зеркала озёра, одинокого пляжа и башни спасательной станции, старой, как город, — среди этого очарования, столь доверчиво обнажающего свою красоту, должны жить такие же волшебники...

Но в фильме совершенство природного мира ставится в противовес миру людей, который явно несовершенен, нескладен... И связующей нитью для этих двух миров звучит мелодия, написанная Исааком Шварцем — меланхоличная и нежная, освещающая собой людские сомнения и природную уравновешенность.

Каждый художник в своём творении стремится свести в единое целое его мысль и творческое исполнение, и Сергей Соловьёв не исключение: он стремился максимально переплести эти две части, и даже самый придирчивый критик не может не согласиться, что он с этим заданием справился.

Как соотнести человеку то, как он живёт, со своим видением? Что делать, когда внутреннее стремление к идеальной жизни сталкивается с сопротивлением в лице реальности — с предательством? И предал не кто-то, а возлюбленный, учитель, который сам внушал, как прекрасна эта самая любовь...

Именно с этими вопросами и сталкивается юная Ася. Но она не единственная, кто ясно видит конфликты между своими идеалами, которые впитывала из уст своего учителя, и окружающей реальностью. То же переживают и другие герои картины, но только Асю это несоответствие подталкивает к отчаянному решению — свести счёты с жизнью.

Можно смело сказать, что в этом фильме две концовки: одна из них сюжетно-образная — когда Вилю, который кстати говоря учился вместе с Асей, провожают в армию, и вторая концептуальная, когда Ася, спасённая Вилей из воды, разрубает Гордиев узел несоответствия желанного и окружающего.

Сцена самоубийства и спасения нарочито спокойна и тиха: перед своим уходом на службу Виля приходит на берег, прощаться со своей «вотчиной» — он обходит облезлое здание спасательной станции, гордо возвышающегося рядом с озером. Центр подгнившей веранды занимает облезлый стол для игры в бильярд: неохотно ударив истёртым кием по шару, Виля достаёт бинокль и оглядывает берег. В кадре чувствуется рука Павла Лебешева: камера в его руках медленно скользит по видам природы и миру человеческих вещей, позволяет нам любоваться и наслаждаться видом озера, старой башней и присутствием осени.

Неторопливо оглядывая свои бывшие владения, Виля замечает, как к береговой линии подходит женская фигура в броском белом плаще. С любопытством он следит за тем, как она спускает на воду резиновую лодку и плывёт всё дальше от берега…

Виля в исполнении Василия Мищенко вышел до боли правдоподобным. Как и многие люди, которым перепала малая толика власти, Виля любит ей пощеголять, и потому вместо дела берёт в руки рупор и самоуверенно окрикивает через него девушку. Но его самоуверенность быстро исчезает, когда он замечает, что лодка начинает тонуть…

Стоит отметить, что лодка, на которой плывёт Ася — а ведь это именно она — и гвоздь, которым она протыкает лодку, появляются в её жизни вместе с приятными моментами. Лодка была куплена героиней как сюрприз для любимого человека. И гвоздь тоже не прост — прежде он держал на себе картину, которую Ася так хотела вручить своему учителю…

Невольно вспоминаются слова Антона Павловича Чехова:«Нельзя ставить на сцене заряженное ружье, если никто не имеет в виду выстрелить из него». Сергей Соловьёв сам по себе является почитателем Чехова, и этой заповеди он верен: такие вот мелкие детали, некогда служившие идее добра, способны равносильно послужить и разрушению.

На правах рекламы:

Фасадные панели под камень купить в Иркутске — панели в Иркутске! Большой выбор цветов и текстур (martmarket.top)

Где можно купить справки для бассейна — Бассейны в Москве. Продажа, доставка, монтаж (sprmed3.ru)

О Татьяне Друбич

Сложно найти в постсоветском пространстве человека, который не слышал о Татьяне Друбич. Таня - одна из тех, кого можно смело назвать “роковой женщиной”. В нашем кинематографе таких женщин найти очень трудно...