Татьяна Друбич

Роковая Женщина Советского Кино

Кино никогда не отпустит

— Мы привыкли видеть Друбич в тандеме с Сергеем Соловьёвым, приняли за основу тот факт, что Соловьёв нашёл Таню, и её успех — успех Соловьёва прежде всего. А без него, смогли бы стать актрисой?

— Кто знает… Но мнение это меня совсем не коробит, любая актриса это прежде всего открытие своего режиссёра. Особенно чётко это прослеживается в кинематографе, в театральной жизни всё несколько иначе, там скорее актриса себя лепит и создаёт. И не знаю как я ответить на ваш вопрос, что-то в стиле «Могла ли я пойти в кино без Соловьёва» я слышу часто, отвечаю всегда примерно одинаково: «А я так не пробовала, не знаю». Что это такое было тоже объяснить не смогу, доля, участь, крест, судьба? Воля случая или стечение обстоятельств. Так-то вы должны знать, что Сергей Соловьёв снимает не только Таню Друбич, у него есть и другие актёры. Александр Збруев, например, почти во всех картинах присутствует. Как только в «Анну Каренину» его Сергей не притащил, видимо типаж не тот. Многие вот упрекают, что Сергей Соловьёв сделал «Анну» слишком «старческой», актёры не те, возраста не того… а кто лучше сыграл бы Каренина? Никто, это роль для Олега Янковского, и слепил он образ просто восхитительно. А возраст, кого он заботит?

— Съёмки, камеры… а чем ещё занимается сейчас Татьяна Друбич?

— Работаю в фонде «Вера», вместе с Ингеборгой Дапкунайте оказываем помощь хосписам. Я там уже выросла, начала с попечительского совета, а сейчас уже сопредседательствую.

— А почему именно хосписы, почему не какая-то другая благотворительная деятельность?

— Меня туда направил мой знакомый, Давид Сарксян, он был директором Института Архитектуры, сейчас его уже с нами нет. Он тогда сам рассказал о том, что вот, такой фонд организуется, и что для попечительского совета я вполне подхожу, я ведь и доктор, и актриса. Но сразу я туда не пошла, я всё же была другого мнения о всей этой «благотворительности». Думала что это всё для богатеньких, которые хотят себе имя сделать на показном добре. Но Давид умудрился как-то убедить меня всё же сходить… хотя это не так уж и сложно, я редко отказываю своим друзьям. Но весь мой ужас предвкушения и гнев быстро сменились на милость, когда я с Верой Васильевной (прим. ред. Миллионщиковой — основательницей первого московского хосписа) встретилась. Вера — просто гений своего дела, врач, организовала первый хоспис в России, а тогда взялась и за создание фонда. Хосписам всегда нужна финансовая помощь. Вот так и выстроилась моя судьба, жаль что Веры уже нет в живых, она недавно умерла… Хорошо что после неё дело подхватила её дочь, она тоже немало сделала для фонда и движения.

— И ни разу не пожалели, что связались с этой сферой?

— Честно говоря, осторожная всё же это сфера. Я в неё втянулась только когда перешла в режим «каждый день на благо фонда», и тогда мне и пришло понимание, как же это действительно важно. Я даже личные принципы стала изменять. Например, я всегда выступала за эвтаназию, почему бы не сделать в России как в Нидерландах? Конечно, кто поспорит, что запрос стал бы избыточным у нас, толпы бедных и неблагоустроенных в жизни людей ринутся за «спасением от жизни». Да наверное половина людей в России задумывались над тем, чтобы из жизни уйти. Мы всё же не такие как в остальном мире, если в мире уже норма «не мучай ближнего своего», и дать умереть людям, например, пребывающим в коме это нормально. И мне так казалось, пока я не увидела действующую альтернативу в виде хосписов. Мне даже страшно подумать что думает врач, когда просто выдирает из розетки аппараты для поддержания жизни или делает «спасительный» укол. И вот там, в хосписах — я нашла действительно достойный способ завершить свою жизнь. В этом очень немалая заслуга Веры Васильевны, не смотря на все представления об этой сфере в России — она создала хоспис, стала главврачом, и там теперь устроены эти идеальные отношения. И это действительно работает, в один не очень прекрасный момент это пригодилось и моим знакомым. Как это бывает, заболели родители, много мучений и прочих страданий, почему-то хоспис был отвергнут буквально сразу же. Но мне удалось их убедить, после уже, ко мне всегда обращались с благодарностью. Последние дни человека действительно стали счастливыми, а не полными страданий и трудного выбора.

— Так благотворительность остаётся показным добром или уже это не так?

— Сложно сказать за всех людей, все имеют свои цели и условия. Очень многие делают это как инвестицию в своё имя, как побочную помощь для другого какого-то предприятия. Но, это наверное именно тот вариант, когда можно смириться, не нужно осуждать, если достигается конечная цель, а от этого лучше людям.

— Вот, пришёл момент прощаться, зададим последний вопрос нашей собеседнице, Татьяне Друбич… Татьяна, а есть ещё что-то что вам также доставляет удовольствие?

— Уже? Очень жаль… а насчёт удовольствия, наверное тут можно назвать заботу о своих близких, о маме, детях, внуках. Вот бы ещё до правнуков дожить!

— Татьяна, большое спасибо что ответили на наши вопросы, много интересного, есть о чём подумать, до свидания вам, надеюсь это наша не последняя встреча!

На правах рекламы:

накрутка голосования на сайте, mail в москве

О Татьяне Друбич

Сложно найти в постсоветском пространстве человека, который не слышал о Татьяне Друбич. Таня - одна из тех, кого можно смело назвать “роковой женщиной”. В нашем кинематографе таких женщин найти очень трудно...