Татьяна Друбич

Роковая Женщина Советского Кино

Мемуары без пудры, грима и помпезности

Всегда страшно открывать мемуары людей, я боюсь разочароваться в кумирах, выставляющих на всеобщее обозрение свои тайны, грязное белье, пожелтевшие от старости чужие письма. Образ мыслей, стиль и выражения часто плавно переходят с литературного пушкинского языка на базарный трёп.

Печально, что в красивой обложке можно встретить очередной плод болезненного самолюбия и тщеславия, почти каждый мультимедиа - персонаж считает своим долгом состряпать очередной талмуд со своей фотографией на обложке. Наглядный пример - известная в узких кругах исповедь Д.Билана «Хроники. От хулигана до мечтателя».

Среди откровенного хлама попадаются очень цельные, наполненные внутренним светом мемуары. Они не оставляют читателя равнодушными.

Они помогают соприкоснуться с чужой судьбой, со страхами, счастьем, бедами и любовью другого человека. Даже если автор пишет работу, сражаясь с собственными бесами, страхами, комплексами и неврозами, он использует ресурсы собственной личности, это отражение души, её высшей божественной сущности. Разве есть что-то более привлекательное, чем увидеть взлёты и падения, успехи и неудачи другого человека, даже если он работает, убивая лишнее время.

Блуждание по извилистому лабиринту без конца и начала поучительно. Чем масштабнее автор, тем эксцентричнее его причуды.

Я заметил, что истории современников трогают меня больше. Подумать только, я живу с этими людьми в одно время, они ездят с нами в метро, читают газеты, ходят в кафе. Многие известные люди вели простую жизнь до поры до времени…

Не каждая книга становится моим открытием, но и равнодушным редко какая оставит. Слякотное разочарование остаётся только после прочтения мемуаров современных «звёзд», когда достоянием общественности становятся выдуманные факты и «ляпы» жёлтой прессы.

Жизнерадостное сочинение режиссёра Сергея Соловьёва в трёх томах не оставило моё сердце равнодушным. На его страницах оживают небезызвестный Шепитько, Шпаликов, Тарковский. Сам режиссёр вспоминает, о том, как трудный и извилистый путь привёл его в профессию, долгое время не реализовывались сценарные заявки, зарождалось в его сердце «полукриминальная» (в силу возраста объекта чувств) любовь к школьнице Тане Друбич, будущей кинозвезде. Её не хотели утверждать на главную роль в фильме «Сто дней после детства» и он отговорил её поступать учиться на актрису.

Станислав Говорухин раскрывается совсем с другой стороны в своих недавних воспоминаниях. Две книги «Черная кошка» и «Страна воров» показывают автора с неожиданного ракурса. Яркий публицист, отменно владеющий искусством убеждать, оказывается тонким лириком, внимательным и по-чеховски остроумным наблюдателем. Все детали, словечки, повадками коллег и уловки женщин заставляют красочно представить ситуацию и сопереживать автору и героям. Его зарисовки с натуры — самая настоящая проза. Она лаконична, солнечна, жива, её не портят множество афоризмов. На меня книга произвела колоссальное впечатление. Заставляет задуматься и переоценить некоторые незыблемые постулаты труд привычного Говорухина. Сегодня особенно часто повторяются одни и те же истины про дегуманизацию искусства и засилье «лёгкого» «попкорнового» кинематографа.

Читая такие книги, понимаешь, человек — не математическая формула, доказанная раз и навсегда, а химический элемент при взаимодействии с некоторыми веществами химический состав его может меняться.

Как можно предвзято относиться к мемуарам из разряда «я и великие». Здесь неизвестное «я» сочетается с именем-брэндом. Есть много известных подобных трудов. Самыми известными являются несколько книг: пережившая недавно восьмое издание мемуаров Татьяны Егоровой «Андрей Миронов и я», Ольги Сурковой «Андрей Тарковский и я». Они по–своему интересны и познавательны. Это настоящий «женский взгляд» без цензуры Оксаны Пушкиной. Только один голос, одна истина и один взгляд — это собственная, выстраданная и личная история. Почему нельзя выносить на суд общества свои оценки? Ведь судьба дала шанс погреться в лучах славы ослепляющей кометы. А никому неизвестное «я» часто ни в чем не уступает «брэнду» ни в эмоциональности, ни в принципиальности, ни в глубине оценок.

Сегодня голоса авторов перекрикивают друг друга в нестройном хоре и часто теряются в глобальном информационном потоке. Так редко можно встретить настоящую исповедь, написанную не для славы и памяти «в веках». Ведь все ошибаются. Хочется услышать, что и великие стучались в закрытые звери, сражались с трудностями, терпели лишения, унижения и предательство.

Мемуары без пудры, грима и помпезности – это счёт человека самому себе. Они показывают, что за все приходится платить, чем-то жертвовать, и известность – это не всегда счастье и богатство.

Переданный опыт драгоценен.

На правах рекламы:

• Производство паллет источник.