Татьяна Друбич

Роковая Женщина Советского Кино

Стараюсь жить прожиточным максимумом

Стараюсь жить прожиточным максимумом

Не к каждому известному актеру журналист обращается с просьбой об интервью.

Актер (как, впрочем, и писатель, и музыкант, и художник) должен быть «его», то есть, говоря по простому, журналисту должно нравиться то, что конкретный творец делает. Это — как минимум. А если и личность творца ему по душе, то результат усилий обеих сторон обязательно будет интересен читателю...

— Только что вы получили премию “Чайка”. От имени наших читателей горячо поздравляю вас. Поясните, пожалуйста, за что она присуждается, кто, кроме вас, претендовал на нее.

— Спасибо. Премии вообще не помешают, а эта — за роль Нины Заречной — называлась «Диагноз — актер», и дается она не имеющим актерского образования. Наконец-то мне поставили диагноз, и как врач я других не хотела бы.

— У вас необычная фамилия, Татьяна Люсьеновна. Интересовались ее этимологией?

— А что в ней необычного? Я про это не думала.

— Можно называть вас на американский манер — только по имени? Отчество у вас тоже необычное... Имя Люсьен есть в святцах?

— Меня и в России не называют по отчеству. Как всех актеров. А пациенты мое отчество выговаривали с трудом, и потому у них получалось «Лосьеновна».

— Отец умер, когда вам было 17 лет, правильно? Вы уже все понимали... Какое влияние отец, его ранняя смерть оказали на вас?

— Огромное. Смерть отца и вообще родителей не бывает ни ранней, ни поздней. Их уход всегда катастрофа, и твоя жизнь начинается сначала и по-другому.

— Вы пошли в медицину из-за ранней смерти отца? Или что-то другое?.. Почему выбрали своей специальностью эндокринологию?

— Никогда не хотела кем-то быть, — тем более актрисой. В школе училась очень хорошо, и поступать мне было все равно куда. Медицинский казался более практичным. Меня уговорил идти туда старший брат.

— В двух словах: что происходит сейчас с российской медициной? Хотя, в общем-то, понятно, что с ней происходит, но вы можете наблюдать проблему, так сказать, изнутри...

— Российская медицина — лишь часть нашей реальности, а с ней что-то всегда происходит. Важнее другое: медицина во всем мире развивается в тупиковом направлении, и ее цели прямо противоположны как здоровью человека, так и разумной врачебной практике.

— Теперь перейдем к вашей второй специальности, а может, она первая. Вы довольно рано, мне кажется, стали сниматься в кино? Смотрится ли первый фильм с вашим участием сейчас?

— Если только с умилением.

— Обязательно ли, как вы считаете, получать актерское образование? Не достаточно ли получить другое (но — высшее), чтобы сформировался кругозор, взгляд на жизнь и т. п.?

— Самым ценным я считаю образование медицинское. Оно способно заменить и актерское, и почти любое другое, если речь идет о понимании человека, мотивов его действий, реакций и т. д. Но главное, оно дает иное — полноценное — восприятие жизни. Ведь ничто так не проявляет, не проясняет жизнь... как смерть. А это факт медицинский.

— Были ли и имеются ли до сих пор у вас кумиры среди актеров? Кого вы считаете самой гениальной актрисой (русской или зарубежной) и актером?

— Татьяна Самойлова. Самая гениальная актриса. Еще Роми Шнайдер. Жан Габен, Бастор Китон. А еще Трентиньян. И гений из гениев Де Ниро. И голос Ал Пачино.

— Сколько времени занимает у вас работа врачом и сколько — актрисой? Врачевание, насколько я понимаю, вряд ли приносит вам хотя бы прожиточный минимум. Театр — тоже. Остается кино? Или телевидение? Или художественное чтение, озвучивание фильмов, реклама? Словом, чем вы, в основном, зарабатываете на жизнь? — Вопрос из советского времени, когда, знакомясь с женщиной, спрашивали: «Кем вы работаете?» Слава Богу, стараюсь жить прожиточным максимумом.

— Вы воспитываете дочь Аню. Какую из ваших двух профессий она предпочитает?

— Надеюсь, ей все во мне нравится.

— Вы много снимались у Сергея Соловьева. Какой из его фильмов ему и вам более всего удался?

— Люблю «Спасателя» и очень люблю «Черную розу — эмблему печали...».

— Самые точные для меня фильмы. И по состоянию, и по уверенности, что все там, в том числе и я, на месте, ничего лишнего.

— Режиссер — актриса. Есть в отношениях этих творческих единиц нечто предопределенное, примеров тому — тьма: Пырьев — Скирда, Александров — Орлова, Соловьев — Друбич и так далее, и так далее. Может, такой расклад: режиссер женится на актрисе — предопределен свыше, как вы считаете?

— Может, это естественный «расклад», как вы говорите. По-разному бывает. Закономерностей тут ровно столько, сколько вообще их случается в жизни. Если совпадение происходит, значит, это обещает удачу, удвоенные творческие возможности. Так в любом деле. Просто про актрису и режиссера все знают.

— Согласны ли вы с Блоком, что “... только влюбленный имеет право на звание человека”?

— Не согласна. Любовь — это дарование. Такое же, как пианиста, математика или художника. Его нельзя приобрести, с ним рождаешься. Если с тобой это случается, твоя жизнь уже не похожа на жизнь других. И такую жизнь в обыденном смысле счастливой не назовешь. А люди чаще всего это чувство имитируют, подменяя его то страстью, то бесконечными браками-разводами. Хотя, если любить не дано, а одиночество невыносимо, такие неосознанные подмены совершенно естественны. Кто там разбираться станет про «настоящую любовь». Ну, в этом смысле Блок, может, и прав.

— Вы живете за городом. Чем был определен ваш выбор?

— Экологией.

— Я читал ваше интервью журналу “За рулем”. Вы производите впечатление опытного шофера, в меру осторожного, в меру рискового. В Америке, если здесь бывали, пробовали водить машину? Во Флориде, например, разрешенная скорость — 80 (или 75?) миль в час. Дали бы там по газам?..

— Я вожу машину с детства, с четырнадцати лет. Для меня это как дышать. Вожу практически все виды транспорта. И вполне могла бы быть каскадером. Какая тут Флорида...

— Какие виды искусства вы любите? Музыку, живопись, поэзию? А какие книжки читаете?

— Искусство люблю хорошее, а книжки читаю научные.

— Вы в хорошей физической форме. Бегаете, плаваете, занимаетесь зарядкой?

— Физическая форма не зависит, на мой взгляд, ни от бега, ни от зарядки. Я убеждаюсь в этом все чаще. Спортом не занимаюсь, зато ем правильно.

— Бывали ли вы в Америке? Какое впечатление она произвела на вас? А наши иммигранты? Что бы вы хотели пожелать им в Новом году?

— В Америке я, к сожалению, очень давно не была. Впечатление было веселое. Эмигранты — такие же люди, и они разные. Но вообще эмиграция — географическая или внутренняя — единственный путь для интеллигентного человека. А желаю я всем здоровья, благосостояния и счастливых детей.