Татьяна Друбич

Роковая Женщина Советского Кино

Нельзя перестать быть врачом

В первые месяцы следующего года нас ждёт премьера фильма Ренаты Литвиной «Последняя сказка Риты». Актриса Татьяна Друбич, с которой и состоялось это интервью, исполнила в этом фильме одну из важнейших ролей.

— Татьяна, вы правда не соглашаетесь участвовать во многих фильмах?

— Если мне нравится сценарий и считаю, что мне подходит роль, я соглашаюсь. Но такое бывает редко.

— То есть вам понравился сценарий «Последний сказки Риты»?

— Честно говоря, я его не читала. Я доверяю Ренате. Подозреваю, что и меня она решила позвать чисто по наитию. Мы с ней случайно встретились в магазине, я выбирала в винном отделе вино к ужину, она ко мне подошла, заговорили о чём-то, и тут она меня неожиданно спросила, не хочу ли я в её фильме сниматься. Признаться, я поклонница Ренаты ещё с подросткового возраста. Ещё тогда между нами сложилось точное взаимопонимание. Она тогда взяла на себя роль сценариста, и была девочка-режиссёрша ещё. Это ещё в студенческие годы было. Больше дурачились, чем делом занимались. В какой-то день мы все вместе выбрались гулять в ботанический сад, с нами ещё Никита Высоцкий был. Как меня изваляли в снегу! Пальто потом несколько дней сохло.

Во время этих съёмок я снова пережила те же впечатления, что и во время тех съёмок — что я приобретаю новый опыт.

— Татьяна, а где вы впервые встретились с Ренатой?

— Кажется, Володарские пригласили к себе за город, отмечать Новый год. Там как раз и познакомилась с Ренатой, она была среди гостей. Очень интересная девушка. К тому моменту она уже училась во ВГИКе, где приобрела особую популярность. Её считали великолепным сценаристом. Когда она мне дала прочесть сценарий «Последней сказки», меня удивило то, с как точно она всё описала. Но, конечно, исполнить перед камерой после того сложнее.

— А какую роль вам выделила Рената тогда, во ВГИКе?

— Какую-то. Не могу уже вспомнить, давно это так было. Да это и не имеет уже значения. Я пыталась когда-то найти смысл роли, её суть, поделилась с кем-то своими мыслями, кажется, это была Ингеборга Дапкунайте. Как она меня отчитала! Назвала сумасшедшей и наказала отбросить всё это. Это ведь кино, там не везде стоит углубляться в свой образ, если ничего не видишь сразу.

— Значит, будучи актрисой, можно забыть о всей серьёзности, не задумываться ни о чём?

— Нет, это не так. Нужно очень строго подходить к решению, сниматься в фильме или нет. А дальше да, проще — можно перестать задумываться. Если роль твоя, напрягаться и не будешь. Напрягаться будет уже режиссёр, это его задача — донести до исполнителя задумку и проконтролировать её. А актёр думает только о том, начинать ли сниматься и стоит ли уходить.

— Хотите сказать, что никогда не переживаете перед съёмками, не боитесь, что переоцениваете себя и не справитесь с ролью?

— Конечно, боюсь и переживаю, я не железная.

— Татьяна, вы говорите, что вы живёте отдельно от кино. Но мне довелось увидеть вас на съёмках «Последней сказки», и со стороны выглядело, что все ваши действия направлены как раз в пользу фильма.

— Если бы вы побыли там дольше, вы бы поняли, что это только временные озарения. Я часто не попадала в настроение, всё шло не так.

— Значит, вы себя абсолютно не связываете с кино?

— Да. У меня нет профессионального образования, связанного с кино. Я не обладаю соответствующим талантом.

— Тем не менее, за свою долгую кинокарьеру вы ведь свыклись с тем, что вам главным образом считают актрисой?

— Свыклась, да, но чувства неловкости не потеряла. Но есть и те, кто меня знает как доктора.

— Отчего же вам неловко, Татьяна?

— Я намного больше мечтала уйти в другом направлении. Углубиться в архивы, особенно исторические, или изучать гены. Мне это кажется интересным. Но, конечно, отказывать от роли Анны Карениной, особенно когда партнёром на съёмках будет сам Олег Янковский в роли Каренина — это верх глупости. Это уже не просто съёмки, а незабываемые моменты, которыми будешь гордиться всю жизнь, за то, что тебе это довелось пережить, что удалось набраться много опыта. И когда тобой верховодит Рената Литвинова — это тоже ценный опыт. Иногда ценность имеет не сам фильм, а то, с кем ты во время его съёмок работаешь.

— «Последняя сказка», кажется, о смерти.

— Да, персонаж Оли Кузиной по сценарию в конце концов знакомится со смертью. Но на деле картина очень живая, как и сама Рената. Она действительно просто пышет энергией, причём детской, чистой. Такое изобразить невозможно, она действительно словно находится в своём детстве по-прежнему. Хочешь-не хочешь, но она этим даже заражает, начинаешь во всём ей подражать — хотя это абсолютно моё, к несчастью. Для меня это своеобразное испытание, примерить на себя Ренатину шкуру. Честно, очень сильно волнуюсь, как она потом это всё соберёт. Ума не приложу, как. У неё явно есть талант. Вы вот разобрались, как всё заканчивается?

— Честно говоря, я с самого начала не понимала происходящего.

— Именно, и с этого и начинается искра фильма. Эта картина не из тех, на которые вешают ярлык «артхаус», лишь бы не заморачиваться. Но, поскольку эту картину снимала сама Рената, думаю, её примут — примут именно как Ренатину.