Татьяна Друбич

Роковая Женщина Советского Кино

Любовь и катастрофы в видении Татьяны Друбич

Этим летом известному режиссёру Сергею Соловьёву исполнится шестьдесят пять лет. Тридцать четыре из них вместе с ним провела Татьяна Друбич — в роли его вдохновения, актрисы-любимицы и даже жены. Она проделала с ним весь долгий путь от «Ста дней после детства» до «Анны Карениной».

Пресса называла Татьяну женщиной-загадкой советского и пост-советского кино. Сергей Соловьёв напротив, так не считал, выказывая убеждение, что её единственная загадка — это умение выкладываться на все сто в течение всего дня, от рассвета до заката.

— Татьяна, при всей вашей популярности вы редко попадаете на страницы журналов и газет. Не участвуете почти в светской жизни. Вы ведёте себя не так, как обычные звёзды.

— Я для себя выбрала другую линию поведения. Вместо того, чтобы закатывать шумные вечеринки, после которых расползаются десятки слухов, я предпочитаю посещать более спокойные вечера в компании приятных мне людей. Я не уподобляюсь молодёжи в этом плане, которая переняла американские традиции наряжаться кто во что горазд и соревноваться, кто растратнее и безбашеннее. Я тяготею к той жизни, которой жили наши великие актёры, как Олег Янковский, например. В нём не было ничего звёздного, да. Зато его знает весь мир и его нечем попрекнуть. Что до меня, то я даже и не актриса толком. Наполовину только.

— В вас интересным образом сочетаются риск, смелость и рассудительность — в начале девяностых вы открыли свой клуб, а сейчас ведёте своё дело уже несколько лет.

— Я об этом уже и не вспоминаю. Я тогда намного проще относилась к жизни, юношеское ещё не ушло, вот и появился тот клуб. Мне и друзья помогали, одна я бы его не вытянула. Но в скором времени его закрыли. Идея была, конечно, ненормальная. А с делом, конечно, всё обстоит намного лучше. Моя компания работает в химической промышленности, поддерживает медицину. Но я там особо в дела не лезу, всё уже спокойно управляется без меня.

— Когда заполняете документы, в поле «профессия» пишете «врач»?

— Естественно. Врач — такая профессия, требующая постоянства. Либо ты практикуешься, либо ты не врач. Для меня это ещё и особый взгляд на мир, другой тип общения с людьми. У врача терпение обладает большим запасом прочности. Так что да, я — врач. А актриса я ветренная, то есть, то нет. С кинематографом у меня скорее флирт, чем серьёзные отношения.

— Вы заранее определили себе место в медицине?

— Нет, я ничего не решала загодя. Когда была в школе, не представляла, куда идти. Точно знала, что не хочу быть только актрисой, семья со мной была согласна. Моя мама вот всю жизнь лелеяла мечту выйти на сцену, коллекционировала фотографии известных актёров, карточки. Даже в военное время ухитрялась их добывать — выменивала еду на открытки. У неё сейчас очень большое собрание фотографий, среди которых есть и раритеты. Например, заобеденная сцена на съёмках «Беспокойного хозяйства». За эту фотографию моей маме предлагали бешеные деньги, но ей важна её коллекция.

— Татьяна, работали ли вы по своему профессиональному направлению?

— Да, сначала была фельдшером в «скорой помощи», а потом принимала в качестве врача-эндокринолога в поликлинике.

— Думаю, верным будет предположение, что ни работа врачом, ни съёмки не являются вашим главным источником дохода?

— Да, для этого у меня есть собственное дело. Доход от него стабильный, в самый раз для такого человека, которому только и надо — не заботиться о том, хватит ли у него денег.

— Вы способны работать кучу времени в поте лица, так сказать, с высокими показателями. Это передалось вашей дочери?

— Да, Аня тоже трудоголик. Сейчас она учится на композитора в Мюнхенской консерватории и скоро его закончит. Но ей, бесспорно, это не так уж легко даётся. Музыкальное образование стоит не меньших усилий, чем, скажем, балет или занятия спортом. Нужно очень стараться и много заниматься, иначе так и останешься никем. А у Ани уже есть диплом пианистки. Сейчас ещё добавилась роль в кино — мы с ней вместе сыграли в «2-Асса-2» мать и дочь. У нас втроём, вместе с Соловьёвым, вышел фильм от всей семьи.

— Татьяна, а нормальной семьёй опять пожить вам бы хотелось?

— Опять? Нет уж, спасибо. Мне вспомнился случай с Аней. Это было в девяносто седьмом, когда в кинотеатрах во всю шёл «Титаник». С Аней тогда кто только на него не ходил — и я, и моя сестра, и мои родители, а он всё не могла успокоиться, в душу ей этот фильм запал. Когда все уже насмотрелись, с ней в кино пошёл Сергей. Вернулись они домой, и Аня так тоскливо вздыхает, говорит, что хочется ей любви и катастроф. Вот я сейчас её понимаю — мне тоже так хочется, похоже.

— Вы чудесно выглядите и в кино, и в реальности, Татьяна. Неужели возраст для вас не стал помехой?

— Как говорит мой друг, слабому человеку старость не по силе. Если стараться, то чем старше ты будешь, тем больше свободы у тебя будет, и красота тебя не покинет.

На правах рекламы:

кСА-6, конструкия